Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:
Современные проблемы землеведения
Прогресс набирает темпы
Концепции мобилизма
Океанологический эксперимент
Великий Землевед
Гений Востока
Слава Бируни
Бируни в Индии
Последний период жизни Бируни
Николай Коперник
Коперник – государственный деятель
Заблуждения Птолемея
О вращениях небесных сфер
Где рождается погода?
Корабли погоды
Условия погоды
Профессор Визе
Экспедиционные исследования
От «Челленджера» к «Гломар Челленджеру»
Русские «Витязи» в плавании и на карте
Открытие по предсказанию
Судно стиснутое во льдах
Земля Франца-Иосифа
Путь по дрейфующим льдам
Дальнейшие исследования Земли Франца-Иосифа
Тысячелетия с высоты
Воздушная археология
Следы древних поселений
Аэрометоды
В ледяном груманте
Шпицберген
Белые пустыни
В центре владений Снежной Королевы
В области вечного мороза
Об альпинизме
Какой простор!
Горный туризм
Альпиниады
Подвиг альпинистов
Первая Памирская экспедиция
Вершина взята
В Шуше у подножия Саяна
На юге Красноярского края
В конце позапрошлого столетия
Донецкая Швейцария
Кавказскими тропами
Жемчужина юга
Зубры
Колхида
Европа туристская
По Тюрингии
Тюрингский дух
Леса Тюрингии
«Славянский Рим»
Сердце Кракова – Старе Място
Покорение Килиманджаро
Мистицизм

ГлавнаяЗнание – сила ⇒ Мистицизм, выступающий в качестве средства обновления, модернизации религии

Мистицизм, выступающий в качестве средства обновления, модернизации религии

Прослеживаемое во всех основных религиозных традициях представление о мистицизме как об опыте непосредственной причастности к высшей реальности приобретает особую ценность для религиозного сознания в современных условиях. Радикальные трансформации всех сторон жизни неизбежно затрагивают и религиозно-культурные традиции. Каждая из них испытывает жесткое давление со стороны различных светских мировоззрений, так или иначе санкционирующих происходящие изменения.

В этой ситуации мистицизм, воспринимаемый как опыт непосредственного контакта с высшей реальностью, какой ее представляет та или иная религиозно-метафизическая традиция, может по замыслу идеологов этой традиции выступить в качестве средства безусловного удостоверения ее основных содержательных моментов. Ведь мистический опыт, как утверждается, по самой своей природе есть нечто «самоудостоверяющееся», т. е. его содержание не нуждается в подтверждении какого-либо рода. Соответственно он будто бы обладает каким-то иммунитетом по отношению ко всяким попыткам опровержения со стороны светских идеологий и даже иноверческой критики, по отношению ко всем видам научного анализа. Иными словами, мистицизм призван выступать как безусловная, несокрушимая, соответственно высшей ценности, оправдательная инстанция по отношению к конкретным религиозным традициям или религиозности вообще. Сказанное не означает, что всякое содержание опыта какого-то конкретного мистика воспринимается как нечто безусловное. Признается возможность и правомерность проверки и корректировки (существуют и соответствующие процедуры), но только в контексте мистического же опыта или с позиций фундаментальных доктринальных положений определенной традиции.

В связи с этим мистицизм может не только подтверждать уже оформленные фундаментальные представления данной традиции, но и служить источником определенных изменений в этих представлениях. Это значит, что мистицизм может использоваться и в качестве средства обновления, модернизации религии, что также чрезвычайно ценно для религии в кризисной ситуации. На это обратил внимание Ф. Энгельс, указав на роль мистицизма в формировании религиозных идеологий. Анализируя религиозно-идеологические образования эпохи Реформации, Ф. Энгельс писал: «Что касается мистики, то зависимость от нее реформаторов XVI века представляет собой хорошо известный факт...».

Стремление использовать мистический опыт в качестве оправдательной инстанции означает прежде всего, что содержание этого опыта, будучи тематизировано, должно подтвердить принципиальные доктринальные содержания религиозной традиции. Речь идет о том, что содержание мистического опыта должно подтвердить фундаментальные онтологические представления о высшей, божественной реальности, что включает, разумеется, подтверждение и самого существования этой реальности. В этом суть оправдательной в широком смысле слова функции мистицизма по отношению к религии. Все иные аспекты функционального использования мистицизма являются на деле производными.

Здесь следует отметить одно важное обстоятельство. Тематизация содержания мистического опыта, делающая возможным функциональное использование этого опыта, далеко не всегда осуществляется самими мистиками. Очень часто такую тематизацию мистическому опыту придают комментаторы, теологи, философы, сами не являющиеся мистиками. В некоторых случаях написанные ими тексты выглядят даже как мистические свидетельства, но на деле в основе таких свидетельств не лежит собственное, «автобиографическое» мистическое переживание.

Подтверждение основного содержания какой-то религиозной традиции рассматривается как утверждение единственной религиозной истины, которую провозглашает данная традиция. В ситуации осознаваемого религиозного плюрализма, т. е. в ситуации открытого глобального соперничества множества претендентов на обладание единственной религиозной истиной, когда теолого-доктринальный спор зачастую напоминает спор глухих, мистицизм стремятся привлечь в качестве высшего арбитра, призванного назвать владеющего истиной. Тема связи между мистическим опытом и верованиями, доктринальными содержаниями той или иной традиции является одной из основных при философском изучении мистицизма, где она рассматривается чаще всего в рамках проблемы роли интерпретации в мистическом опыте.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!