Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Подводный мир

Под водой – биологи

Снова в воду



ГлавнаяПод водой – биологи ⇒ Романтика или жизнь?


Романтика или жизнь?

Управления по изучению окружающей среды во Флориде Гарри Стюарта: "Водолазы делятся на старых и смелых; я предпочитаю принадлежать к первым".

Мы вовсе не хотим подготовить читателя к мысли о том, что рано или поздно с ним (если он погрузился в воду в снаряжении для подводного плавания) что-нибудь должно случиться. Нет. Наша задача – познакомить его с возможными причинами несчастных случаев и таким образом предотвратить часть из них в будущем или сделать менее значительными последствия: если человек попадает в известную, пусть даже теоретически, ситуацию, он уверенней из нее выбирается.

Подводные работы с участием водолазов-исследователей на средних глубинах (спуски на глубины свыше 60 м считаются глубоководными и требуют более сложного технического обеспечения) по категории трудности часто приближаются к работам на тех же глубинах обычных водолазов-производственников". Может быть, водолаз-исследователь и затрачивает меньше мускульной энергии, но эмоциональная нагрузка его обычно выше. Его деятельность не так четко регламентирована, ему обычно приходится иметь дело с нестандартным оборудованием, его время жестко ограничено возможностями акваланга. Часто приходится принимать ответственные решения, на поиск которых отпущено очень малое время. В течение всего пребывания под водой надо не только делать свое дело, но и внимательно следить за окружающей средой, за работой водолазной техники, за товарищами по работе. И быть готовым к разным случайностям. Последнее, конечно, относится к любым водолазным работам. В комплексе все это требует от водолаза-исследователя хорошей профессиональной подготовки.

Самая опасная ситуация – отказ легочного автомата акваланга под водой, и очень хорошо, если ее свидетель имеет потом возможность рассказать, как было дело.

М. В. Пропп: "... Очень надеялся, что выше дышать станет легче, но этого не произошло, довольствоваться ничтожной подачей воздуха сделалось мучительно трудно. Хотелось дышать часто-часто, но я хорошо знал, что единственный выход – медленно втягивать в себя ту ничтожную струйку, которая по-прежнему сочилась из баллонов. Мозг еще работал четко, но движения становились вялыми, судорожные сокращения сжимали грудную клетку...".

В. А. Степанов: "...А аппарат выдает уже совершенные крохи. Сосу так, что болят скулы. Делаю конвульсивные дыхательные движения практически без воздуха... Подача воздуха прекратилась совсем... Нахожусь на грани потери сознания...".

П. П. Серебреницкий: "...Внезапно на вдох пошла вода, и язык еле успел перекрыть дыхательное горло. Резкий выдох остатками воздуха в надежде продуть шланги – как мгновенная реакция на возможное случайное попадание воды через загубник... Попытка вдоха – вода и ни капли воздуха. Начинаю воду глотать. Мелькнула мысль – сколько надо выпить воды, этой невкусной морской воды? А что, если целое море?..".

И все же наименьшее число неожиданностей несет водолазная техника. Акваланги надежны, испытаны многолетней практикой, их можно досконально изучить, всякий раз перед погружениями их проверяют, на них имеется формуляр с указанием всех регламентных работ, обеспечивающих исправность. Поэтому те редкие случаи, когда дыхательные аппараты все же отказывают, объясняются почти всегда недостаточно хорошим уходом за техникой или недостаточно внимательной ее проверкой перед погружением. В своей технике человек должен быть уверен, иначе это не работа. Однако уверенность в безотказной работе акваланга имеет и негативную сторону – отказ может застать водолаза врасплох. Тут все решает его "моральное состояние и степень тренированности как подводного пловца.

Вот как описывает один из случаев, происшедших при погружениях в Антарктике, С. Н. Рыбаков: "Началось с того, что при каждом вдохе вместе с воздухом в загубник стала поступать вода, вначале понемногу, а затем все больше. Не ожидая, какой еще сюрприз ему преподнесет спуск, Женя (Е. Н. Грузов) дал сигнал выхода и стал подниматься. Где-то на глубине 30 м, поправляя шлем, он задел рукой мундштучную коробку, и та отвалилась...". Самообладание и высокая квалификация позволили Е. Грузову благополучно закончить подъем.

Еще одна "история" из того же источника: "Отделенная от основания губка тонет и укладывает на дно водолаза. Каждое резкое движение на глубине 40 м вызывает одышку, поэтому водолаз работает медленно. Выручает страхующий. Я успеваю уловить сигнал подъема и подхватываю Пушкина (А. Ф. Пушкин) в тот момент, когда он начинает погружаться вместе с губкой. Вначале тащить трудно, но с глубины 25 м Саша в состоянии подрабатывать ластами, и подъем значительно ускоряется".

Есть ли возможность, используя технические средства, повысить безопасность работы под водой? Конечно, есть. Разработано немало средств для этих целей. Простое устройство – надувной жилет (или компенсатор плавучести) давно известен и является обязательной деталью снаряжения за рубежом. Компенсатор позволил бы Е. Грузову подняться наверх, делая вдохи из него как из дыхательного мешка. Он легко бы поднял на поверхность А. Пушкина сего губкой. Такой компенсатор выручает водолаза в аварийной ситуации и облегчает его работу, что, в конечном случае, тоже увеличивает безопасность. Используется и целый ряд других приспособлений. Широкое распространение, например, получили сейчас акваланги с дублированными дыхательными автоматами (система "октопус"). Это особенно важно при погружениях на предельные глубины. Очень важна надежная связь с водолазом-исследователем. Никто не возражает против сигнального конца, особенно если речь идет о погружениях на течении. Но надежен ли он как средство связи? Сколько полезных сигналов можно по нему передать и всегда ли? В то же время разработан целый ряд систем – и ультразвуковых, и электродинамических, и комплексных, позволяющих вести связь и в воде, и на поверхности, – которые за рубежом выпускаются серийно, но нашим исследователям доступны лишь в очень ограниченной степени. Такой аппаратурой оснащены, например, исследователи, работающие под руководством Ж. -И. Кусто. И мы могли наблюдать, какую удивительную синхронность действий надводных и подводных служб позволяет она обеспечить при съемках уникальных по сложности кадров о жизни морских исполинов-китов.

При разработке техники для подводного плавания используются последние достижения науки и технологии, анализируется опыт эксплуатации ранее выпускавшихся моделей, учитываются эргономические факторы-техника должна быть удобной в эксплуатации, закладывается определенный коэффициент надежности, определяющий безотказность в течение срока службы, разрабатываются инструкции по эксплуатации и по профилактике отказов, дается, наконец, гарантия качества завода-изготовителя – важнейшее достоинство промышленных образцов оборудования по сравнению с кустарными. Сложнее – среда, в которой работает водолаз. Здесь никто не может дать гарантий, и именно среда вносит в профессию водолаза-исследователя ту неопределенность и неожиданность, которая делает водолазный труд не только одним из самых романтичных, но и одним из самых тяжелых.

Опускаясь под воду, человек испытывает действие естественных физических полей. Это прежде всего гидродинамическое поле с его флуктуация ми, градиентами плотности и давления, обусловливающими морские течения, вихрями (водоворотами), поля температуры и солености. Эти поля не зависят от водолаза, и единственный разумный путь – приспосабливаться к ним, исповедуя принцип: "Не борись с морем – пусть оно помогает тебе".

Особенно важен этот принцип при столкновении водолаза с проявлениями гидродинамического поля – течениями. Здесь, как и вообще в экстремальных ситуациях, опасна паника, последствия которой обычно плачевны. В руководстве для новозеландских водолазов, например, специально выделено предупреждение: "Не паникуй в воде – это расходует энергию". Здесь же уместно напомнить о течениях в самой зоне прибоя, связанных с динамикой движения жидкости. Можно выделить поверхностное течение, направленное к берегу и действующее почти до зоны обрушения гребня, возвратное течение, придонное, зоны циркуляции непосредственно перед волной и за волной, в которых водолаз может потерять остойчивость и получить серьезные травмы как от удара о дно, так и о баллоны собственного акваланга. Преодолевать прибой в одиночку и вплавь – дело рискованное. Лучше и надежнее это делать, используя плавсредства и страховочные концы.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!