Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Подводный мир

Под водой – биологи

Снова в воду



ГлавнаяСнова в воду ⇒ Как пообедать в царстве Нептуна?


Как пообедать в царстве Нептуна?

Все организмы на нашей планете живут в популяциях (видовых, подвидовых, экологических, элементарных), а популяции – в сообществах, или биоценозах, представляющих собой комплекс растений, животных и микробов. Сообщества сложились в ходе эволюции так, что все его обитатели взаимоприспособлены к совместной жизни. Это означает, что каждый член биоценоза живет за счет группы других членов и все продукты жизнедеятельности одних видов используются другими. В результате этого в сообществах на базе пищевых связей между видами осуществляется биогенный круговорот веществ. На основе этого круговорота в сообществах складываются различные "цепи питания". Каждая цепь состоит из ряда звеньев и всегда начинается с растительного вида. Главное занятие животных в сообществах – разыскивание и добывание пищи. Чем богаче биоценоз, тем многочисленнее его члены, многообразнее и сложнее цепи питания. В океане самые богатые биоценозы расположены в тропическом поясе, а самые бедные – в полярной зоне. Морские млекопитающие с их высокой подвижностью занимают в океане вершину "пищевой пирамиды" и являются очень важными членами морского биоценоза, связывая между собой отдаленные сообщества посредством миграций.

Чтобы питаться в воде, необходимы соответствующая скорость передвижения, надежные средства для разыскивания и лова добычи, а также достаточное количество корма, которое могло бы поддержать жизненные потребности переселенцев с суши.

По характеру питания морские млекопитающие обычно эврифаги, т. е. имеют очень широкий ассортимент кормов. Например, сейвал Южного полушария использует в пищу 82, серый кит – 70, кольчатая нерпа – 75, морской заяц – 50, котик – 30 разных видов рыб и беспозвоночных (ракообразных и моллюсков). Однако в этом обширном меню у каждого морского млекопитающего имеются какие-то излюбленные корма и корма второстепенные, аварийные, случайные. Пища у мигрирующих китов меняется с географической широтой, причем наиболее разнообразный ассортимент ее сосредоточен в умеренных широтах. Максимальный же аппетит у мигрантов развивается на полях нагула в высоких широтах, где обычно основной корм составляют немногочисленные массовые виды ракообразных.

Объем поедаемой пищи сильно варьирует даже у особей одного и того же вида. Как правило, у видов с крупными размерами тела суточная доза корма относительно веса тела бывает меньше, чем у мелкорослых видов. Канадский исследователь Дэвид Сержант на практике содержания китообразных в неволе установил для девяти видов дельфинов кормовые суточные нормы (в процентах от веса тела), которые варьировали от 4% У косатки и черной гринды до 10,8% у морской свиньи (чем мельче вид, тем выше норма).

На Карадагской биостанции молодая морская свинья по кличке Витя весом 23 кг поедала за сутки 3,5 кг, или 15,2% от веса тела. У полосатиков вес пищи в наполненных желудках достигал: у финвала – 1,5-2,2,%, у синего кита – 1,7 и у сейвала – 2,0% веса тела. Это означает, что у синего кита единовременно может содержаться в желудке до 2 т рачков. При разделке одного финвала на палубе китобойной матки из желудка извлекли 2600 камчатских сельдей общим весом 0,6 т, а у серого кита 0,3 т рачков-амфипод. Суточная потребность в пище у усатых китов, вероятно, в 3-4 раза превышает единовременную дозу, обнаруживаемую в желудке. В неволе некоторые китообразные бывают иногда очень привередливы и капризны в отношении пищи, часто отказываются от одних видов рыб и явно предпочитают другие. Вот почему при содержании дельфинов в искусственных бассейнах стремятся к тому, чтобы скармливаемая им рыба была свежей, неповрежденной и приходилась по вкусу. Лишь в этих условиях корм может быть хорошим стимулом при обучении дельфинов. Способы добывания пищи, как мы видели выше, резко различаются у хватальщиков, вооруженных зубами (зубатые киты), и фильтровальщиков, снабженных цедильным аппаратом (усатые киты). Разнообразие способов питания у китообразных определяется не только разнотипными органами лова добычи, но также характером самой пищи и условиями кормления.

Среди разных приемов добывания пищи у хватальщиков особое значение имеет недавно открытый способ поимки рыб. Произошло это так. Однажды мы кормили морских свиней (азовок) Машку и Витю в морском вольере Карадагской биостанции, бросали им рыбу на поверхность воды или же давали ее с рук в двух вариантах – над водой и под водой на глубине 5-30 см. Вдруг ясно ощутили, как азовки вырывали пищу из рук, не прикасаясь к рыбе: ставридки, смарида, анчоусы, удерживаемые пальцами, мгновенно выхватывались какой-то силой в тот момент, когда морда дельфина еще только приближалась к рыбке на расстояние 3-5 см.

В этот миг азовка чуть приоткрывала рот на ширину 1 см и втягивала рыбку, отодвигая язык назад. Если щель рта касалась поверхности воды, слышался громкий чавкающий звук засасываемой жидкости. Голодный самец, посаженный в ванну с водой, засасывал рыбку с расстояния 10 см и одновременно издавал еле слышимый тонкий, протяжный, мычащий звук. Азовки всасывали рыбок не всякий раз и хватали ее по-разному. Из 52 рыб, брошенных на поверхность моря, морская свинья съела 27 пеламид, 22 ставриды, двух окуней и одного анчоуса, из них всосала лишь 2 ставриды и две пеламиды, 24 рыбы схватила с головы, 13 рыб за середину тела и 11 – за хвост. Когда те же виды рыб предлагались с рук под водой, морская свинья всасывала их гораздо чаще, чем хватала обычным способом. Вскоре явление засасывания рыб мы обнаружили и у других видов дельфинов – афалин и белобочек, подтвердив это киносъемкой. Кинокадры четко показывали, как афалина Ева, которой горстями бросали на поверхность воды анчоусов, втягивала рыбок с расстояния до 10 см, причем иногда сразу по 2-3 штуки. Очевидно, засасывать добычу может и косатка. Однажды в бухте г. Сиэтла Эдвард Гриффин тренировал крупную косатку по кличке Наму и неловко поднес ей кету, которую та быстро схватила, а вместе с рыбой втянула в рот и ногу тренера, но тут же "выплюнула" ее обратно.

К засасыванию добычи хватальщики прибегают в тех случаях, когда хотят ускорить лов мелких рыбок, или когда с опаской берут рыбу с рук человека, или же когда схватывают пищу, находясь в узком пространстве, исключающем быстрое движение животного. В природных условиях, преследуя добычу, хватальщики прибегают к комбинированным действиям – и всасыванию, и хватанию с резкими поворотами головы. Это сильно повышает эффективность лова мелких пищевых объектов, которые могут всасываться сразу по нескольку штук за один прием. Структура рта кашалотов (длинные и узкие нижние челюсти, углубление снизу головы для вхождения нижней челюсти, редукция верхних зубов) и кожные 2-4 складки под горлом клюворылых китов могут рассматриваться как приспособление для приема пищи не только с помощью хватания, но и всасывания добычи.

Позже было показано, что в механизме всасывания добычи у зубатых китов принимает участие также сильно развитая грудинно-подъязычная мышца, которая при синхронном напряжении мускулатуры дна ротовой полости оттягивает назад подъязычную кость вместе с прикрепленными мышцами и, таким образом, действует, как поршень. Язык же направляет и проталкивает пищу в глотку.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!