Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяМетрополии морей ⇒ Первые впечатления

Первые впечатления

Конечно, беглой экскурсии и в этом случае недостаточно. Нужно запастись временем, чтобы иметь возможность все подробно рассмотреть. Следует чаще останавливаться, больше наблюдать, много расспрашивать. Нужно пройти через великое множество пакгаузов, обращая попутно внимание на грузы, читать надписи на упаковках и, не сходя с места, вдруг загореться желанием немедленно отправиться в путь, если там стоит: Гонконг, Бангкок, Сингапур... Нужно посмотреть с причала на корабль, на его сильные грузовые стрелы и глубокие шахты его трюмов, понаблюдать за ловкими и спорными движениями грузчиков, причем тут же вообразить, что, конечно же, и ты сумел бы так, как они, не желая поверить, что, возьмись ты и вправду за это дело, через пару минут ты бы только всюду всем мешал.

Замечаешь и то, чего уж и вовсе не ожидал увидеть: полоска воды шириною едва в метр, разделяющая береговую стенку и корпус судна, – движется! Без сомнения, вода течет! Это видно по тому, как перемещаются по ее поверхности деревяшки. Неужели в акваторию порта впадает река?

Нет, такого инженеры-портостроители не допустили бы, потому что тогда многое пришлось бы строить иначе. Просто наступило время отлива. Судно находится в открытой гавани, т. е. в порту, в акватории которого наблюдаются приливы и отливы. Перемещающиеся массы воды не доставляют судну никаких хлопот. Даже с полным грузом оно при наибольшем отливе будет иметь под килем достаточно воды для того, чтобы оставаться на плаву и суметь отчалить в любой момент. Такое может срочно понадобиться, если, например, в пакгаузе возникнет пожар. Избежать его судно может, только отойдя от причала и покинув гавань. Конечно, не исключено, что огонь с загоревшегося корабля может перекинуться на соседние. Потому-то все суда причаливаются к пирсу, обратившись носовой частью к выходу из порта.

Портовые сооружения приспособлены к тому, что судно движется вверх-вниз, следуя за колебаниями уровня воды во время прилива и отлива. Борт его то возвышается над поверхностью пирса, то, спустя несколько часов, опускается настолько глубоко, что протяженность пути, который приходится проделывать крюку подъемного крана, увеличивается почти вдвое.

Судно должно оставаться на плаву на «малой воде», то есть при самом низком уровне воды при переходе от отлива к приливу. Равным образом и на «большой воде» – момент, когда море вот-вот начнет отступать. Надеется, будто вода на время застывает на месте и уровень ее не меняется. На самом же деле это длится всего-навсего один миг: море не замирает ни на мгновение. В устье реки этот момент легко пропустить; он не так бросается в глаза, ибо мы наблюдаем подъем и опускание воды не в открытом море (скажем, у основания буя), а в том месте, где отлив как бы ускоряет движение речной воды в направлении моря. После «малой воды» она с такой силой несется навстречу вновь нарастающему приливному течению, что ощущение стремительного потока сохраняется еще некоторое время, хотя в нижних слоях реки уже ощущается застой, вызванный накатывающимся морем. Чуть позже море окончательно берет верх, и тогда участок реки выглядит так, будто она повернула вспять и течет к своему истоку, в сторону гор.

Вот с таким движением воды, рассчитанным в календаре приливов на год вперед, и имеют дело морские суда. По возможности они избегают подниматься в устье реки во время отлива и плыть вниз против приливной волны, дабы сберечь энергию и для того, чтобы двигаться быстрее. Только там, где на определенных участках русла глубина фарватера незначительна, судно будет плыть против течения, чтобы иметь больше воды под килем. Крупным судном в таких случаях даже удобнее управлять, в то время как в стоячей воде даже при достаточной глубине оно неожиданно может выйти из повиновения.

На судне учитывают и то, что в открытом порту, после того, как примерно через шесть часов «малая» вода вновь сменит «большую» или наоборот, уровень ее никогда не возвращается к прежней отметке. На уровне воды сказывается, например, меняющийся объем верхнего бьефа реки, сила и направление ветра, дующего с моря или с суши всякий раз под другим углом относительно направления реки. Независимо от этих факторов в периоды, когда мы можем наблюдать первую и последнюю четверть Луны, сокращается амплитуда прилива – разница в уровне «большой» и «малой» воды. Тогда говорят о квадратурных приливах. Полнолуние и новолуние вызывают сигизийный прилив, когда разница между уровнями воды особенно велика. Он может стать предпосылкой штормового прилива, во время которого уровень воды достигает критических отметок. Причиной катастроф, случавшихся в последние два десятилетия на северном побережье Западной Европы, были штормы в сочетании со штормовым приливом. Шторм, движущийся со стороны моря, бывает настолько силен, что облегчения не приносит даже отлив.

Движение водных масс оказывает нежелательное воздействие – последствия этого воздействия частично известны, а частично непредсказуемы – на глубину фарватера в акватории порта. Оно является также фактором, определяющим высоту и прочность береговых построек. Еще на рубеже XVIII и XIX вв., когда только приступали к созданию искусственных акваторий порта, возникла мысль о том, нельзя ли сделать порт независимым от этих стихийных сил природы, соорудив шлюз или мол.

В кругах, имеющих отношение к портовым делам, идея эта немедленно вызвала жаркие споры за и против сооружения шлюзов. Среди немецких портов тон задавал Гамбург. Полемика на эту тему не миновала и другие порты мира, но каждый раз она заканчивалась по-разному. Строительство порта не представляет особой проблемы, если амплитуда колебаний уровня воды незначительна, как, например, в Средиземном море, где уровень воды зависит в большей степени от силы ветра, нежели от приливов и отливов. На строительство шлюза есть смысл решаться тогда, когда особенно велика опасность штормового прилива или если средняя амплитуда колебаний уровня воды велика настолько, что строительство открытого порта потребовало бы огромных затрат, как, например, в Лондоне, где эта амплитуда достигает почти 6 м. В Гамбурге, лежащем в 100 км вверх по реке, она составляет около 2 м, в Бремене, удаленном от моря на 60 км, – почти 4 м, а в Бремерхафене – 3,54 м. Если величина зеркала свободной поверхности воды значительна, а глубина реки, напротив, невелика, то прилив, скорее всего, быстро «выдохнется», так и не набрав полной силы. В узких же каналах, протоках, рукавах высота прилива достигает рекордных отметок: на канале в Бристоле – до 15 м (!), в устье реки Эйвон па юге Англии- до 13,5 м.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!