Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Пятеро ихалмютов из района Малых Холмов


Пятеро ихалмютов из района Малых Холмов

Однажды нас пришли проведать пятеро ихалмютов из района Малых Холмов. Погода стояла очень плохая, и им понадобилось почти трое суток, чтобы добраться сюда. Они не взяли с собой ружей, потому что у них не было патронов. За три дня похода единственной пищей их были два небольших конька, которых сни ухитрились прямо руками поймать в каком-то ручье. Проделав шестьдесят миль дьявольски тяжелого пути, они устали и проголодались, но все же не попросили у нас еды,

Здесь вообще не принято просить, чтобы тебя накормили, это считается неприличным. В Барренс так не поступают! Гостя сразу кормят, как только он появляется. Но я в тот момент был занят каким-то обычным домашним делом. Рассеянно поздоровавшись с гостями, я вернулся к своему занятию, а пятеро голодных людей сидели и с величайшим терпением ждали, когда я освобожусь.

Вдруг Оуликтук увидел оленя на склоне холма за рекой. Он моментально схватил мое ружье, прислоненное к стене хижины, и выбежал наружу, чтобы не упустить добычу. Он не возвращался более часа, и задолго до его возвращения я стал беспокоиться о ружье. Нисколько не задумываясь, я в ярости обрушился с руганью на остальных эскимосов, требуя, чтобы мне немедленно вернули ружье. Моя выходка должна была показаться им самым грубым проявлением невоспитанности и ребячьего гнева, но они стали мягко успокаивать меня. Утек улыбнулся и объяснил мне, что Оуликтук всего лишь взял мое ружье взаймы, чтобы убить оленя, так как все они очень голодны. После этого, решив, что объяснений вполне достаточно, он принялся весело болтать что-то о скверной погоде. У меня вовсе не было настроения для дружелюбной болтовни. Я проклинал все те порядки, которые позволяли любому эскимосу, когда ему вздумается, хватать мое драгоценное ружье и удирать с ним.

Наконец Оуликтук вернулся, держа ружье на плече, как палку. На нем висела наиболее вкусная часть убитого им оленя. Ствол был вымазан кровью, а ложе поцарапано от ударов о камни. Оуликтук сбросил свою ношу на землю и вошел в хижину, держа в руках самые лакомые куски – язык и грудинку. Он прислонил ружье к двери, преподнес мне мясо и довольно улыбнулся. И тогда я обрушился на него...

Бедный Оуликтук! Никогда он больше не чувствовал себя спокойно в моем присутствии. С того самого дня он всегда относился ко мне так, будто бы я был потенциально опаснейшим животным, которого надо постоянно ублажать и задабривать. Позже я делал все, что было в моих силах, чтобы как-то сгладить то плохое впечатление, которое я на него произвел, но полностью мне это так и не удалось. Теперь, вспоминая, как ихалмюты относятся к подобным мелочам, я могу понять причину своей неудачи.

Они простили меня или, вернее, никогда не осуждали за ребяческую вспышку и эгоизм. Но всегда помнили, что я несчастный дикарь, так же рьяно защищающий свою собственность, как волчица – своих детенышей. Однако никто и не подумал мстить мне за это, и я был вправе брать и держать у себя любую принадлежащую им вещь, какая только могла мне понадобиться. А то, что я сам не хотел придерживаться правил общежития, существовавших в Барренс, было моей привилегией, и я не нес за это накакого наказания.

Два неписаных закона, упомянутые мною, легко согласуются со всеми другими законами страны и составляют единый кодекс поведения, известный как Закон Жизни. Все тонко сбалансированные мелкие и крупные ограничения, дополняющие этот закон, достаточно гибки, и все же они представляют собой барьер, через который никто из эскимосов не посмеет переступить.

Очень возможно, что именно гибким характером законов, обычаев, возможностью их индивидуальной интерпретации и применения к особым случаям жизни объясняется отсутствие всякой преступности и самого понятия этого слова в стойбищах эскимосов. Это примечательный факт.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!