Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Туши убитых оленей


Туши убитых оленей

Ихалмют убивал животных с ловкостью и проворством натренированного мясника, но прилагая намного меньше усилий. Вскоре стада тучных самцов как не бывало – водная поверхность обрела безмятежное спокойствие, лишь кое-где ее слегка рябил ветерок.

В это время со сверкавшего белизной неба круто ринулся вниз ворон и стал медленно кружиться над издыхающими оленями. Однако ему не удалось поживиться – по южному берегу к реке быстро приближались женщина, мальчик и собака. Ворон еще продолжал сердито кружить над намеченной им жертвой – важенкой, словно не желая замечать подходящих, но, когда они оказались совсем близко, он сразу забыл о своем гневе и стремительно взлетел ввысь, над скалами. В тот же момент в воздухе мелькнул гладкий камешек, пущенный мальчиком из рогатки, ударил птицу в распластанное крыло, и она, описав несколько спиралей, упала в воду.

Между тем Хекьяу, покончив с оленями, повернул обратно к устью реки. Проплывая мимо убитых животных, он останавливался у каждого из них и зацеплял переднюю ногу оленя за рога так, что ноздри животного оставались над водой и оно уже не могло утонуть. Подул бриз, и этого оказалось достаточно, чтобы каяк Хекьяу заходил ходуном. Он начал усиленно работать веслом; из-под рваной парки виднелись его напрягшиеся мускулы. Наконец лодка выскользнула из объятий реки и, слегка взмыв над быстриной, ринулась вверх по течению к тому месту, где реку переплывали олени.

Хекьяу проделал половину пути, когда увидел бившегося на воде ворона. Быстро он схватил птицу, бросил ее на дно каяка, поплыл дальше и вскоре достиг берега, где его уже ждала жена.

А позднее, в тот же день, его сыну Белликари пришлось исходить много миль вдоль побережья озера Какут. То тут, то там он находил у берега туши убитых оленей, бросался в воду и тянул их за собой на сушу. Если шкура оказывалась очень хорошего качества, он снимал ее, причем действовал с искусством отлично знающего свое дело человека. Потом он разрубал каждую тушу на четыре части, прятал мясо в углублении ближайшей скалы, а чтобы оленина не досталась росомахе, мальчик заваливал это место грудой крупных камней. Сверху он водружал оленью голову – таким образом, что длинные рога были устремлены вверх, к бледному небу. Теперь, даже если выпадет снег, убившие оленей люди увидят, где хранятся туши.

Когда Белликари вернулся к стоянке, разбитой на ночь у оленьей переправы, там уже почти все было сделано. Его мать, Эпут, хлопотала у очага, аккуратно прилаживая над огнем чугунный котелок, который она несла сюда на спине целых тридцать миль с озера Утек. Внутри посудина была черна из-за плотного слоя пригара, образовавшегося от маслянистых костей и жирного мяса, – в ней топили олений жир. Ценная жидкость бархатистыми волнами вздымалась до краев, когда Эпут подбрасывала в котелок все новые куски великолепного белого сала, которое она снимала с лежащих рядом огромных кусков мяса.

Хекьяу сидел на холме у реки, окруженный целой горой кровоточащего мяса. Это было великолепное красное мясо; в лучах заходящего солнца оно сверкало, как пылающие угли большого костра. Отец увидел Белликари и помахал ему рукой.

– Иди сюда, малыш! – позвал он. – Тут полно дела, а ты все прогуливаешься по бережку, утиные яйца собираешь. Возьми-ка эти куски и развесь их на кустах, да смотри, чтобы они не касались земли.

Широко улыбнувшись в ответ на отцовскую шутку, Белликари стал помогать ему сушить мясо на зиму. Наконец, когда небо над ними уже темнело, Эпут позвала их к очагу.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!