Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Мы тронулись в путь


Мы тронулись в путь

Нанук так боялась за жизнь детей, что раз даже шепнула мне, чтобы мы убили старика, моего отца, тогда будет хоть какая-то еда для детей и для нас. Я не согласился, потому что Элаитутна был хорошим охотником все дни своей жизни и много-много лет он тратил свои силы на меня и на мою семью. Но Нанук была в таком отчаянии, в каком может быть только женщина, и она набралась смелости шепнуть об этом прямо в ухо старику, который сидел с закрытыми глазами на высоком помосте для спанья. Когда Нанук говорила, Элаитутна долго не открывал глаз, как будто он и не слышал голоса моей жены. Наконец старик медленно кивнул, и мы поняли, что он добровольно согласился отдать нам небольшой остаток жизни, который еще сохранился в нем.

Я ничего не мог поделать. Когда Нанук взяла бич из сыромятной кожи и хотела завязать петлю на его конце, ее пальцы так задрожали, что она не смогла этого сделать. Тогда она отбросила бич и с плачем кинулась на постель между своими детьми. Поэтому Элаитутна смог прожить немного больше.

Прошло уже три недели, как мы не видели настоящей пищи и ели только ошметки мяса с оленьих костей, собачье мясо и человеческие испражнения, найденные близ стойбищ. Но вот Утек и Оуликтук зашли ко мне в иглу, и Утек сказал, что летом он слыхал о белом человеке, который, говорят, построил себе бревенчатое иглу у озера, в многих днях пути к востоку от нас. Он и Оуликтук решили покинуть Малые Холмы, чтобы найти этого белого человека. Я согласился отправиться в путь вместе с ними, потому что оставаться на месте значило умереть с голоду. Мы попросили Анектаиуву тоже пойти с нами, но он отказался: у него умирала жена, и он не мог бросить ее.

У нас оставались еще в живых три собаки. Мы их убили, съели все – даже кишки и шкуру, и набрались сил для путешествия. В тот день, когда мы тронулись в путь, яркое солнце обогрело нас первым весенним теплом. Шли мы медленно. Мужчины, как самые крепкие, несли на себе детей и несколько шкур для навесов. Женщины, старики и старухи ничего не несли. Хорошо, что они хоть могли передвигать ноги.

Около озера Хало стояли четыре иглу, но здесь жили теперь только три семьи: Хало, Мики и Яхи. Хекьяу ушел отсюда со своим сыном, оставив в иглу тела двух жен – Оквинуки и Иткуты – и четырнадцатилетней дочери Памы. Отец и сын бежали от мертвых в надежде добраться до далекой долины, где, как думал Хекьяу, могли зимовать олени. Никто на озере Хало не ждал тогда, что они вернутся, и все-таки они нашли и убили несколько оленей и еще до наступления весны возвратились домой.

Здесь нам рассказали, как идут дела в стойбищах у озера Какуми. Оказалось, что сам Какуми и все его люди живы и мяса у них достаточно, но мы знали, что идти к нему просить продукты бесполезно, этот злой человек только обругал бы нас и выгнал. На том же озере была стоянка Катело. Жена его, Иипук, умерла, ходили слухи, что и остальные члены этой семьи погибли.

Когда мы объяснили жителям стойбищ на озере Хало, что хотим идти на восток за помощью, эти люди решили присоединиться к нам, потому что они жили среди мертвецов и им тоже грозила голодная смерть. Хорошо, что они пошли вместе с нами: у Мики было мелкокалиберное ружье, стреляющее крохотными патронами – не больше пчелы, которые могли убить куропатку или зайца, но совсем редко могли свалить оленя. Было и несколько патронов – подарок Франца, преподнесенный Мики в начале зимы.

Только через двое суток мы потеряли из виду наши родные холмы. Такое расстояние здоровый человек проходит за полдня. Но у нас не было сил, и мы очень часто делали привалы. Женщины и старики валились прямо на сугробы, еле сдерживая жалобы на тупую боль в животе.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!