Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Эскимосская весна


Эскимосская весна

В достаточной степени овладев языком ихалмютов, я обнаружил, что большей частью они говорят о прошлом своего народа. Порой казалось, будто ихалмюты сознательно прилагают все усилия, чтобы воскресить безвозвратно минувшие дни, как бы желая показаться мне не такими, каковы они сейчас, а какими были когда-то. Медленно и тщательно подбирая слова, они пытались хотя бы речью своей показать былой образ жизни, некогда типичный для страны Барренс. Им явно хотелось, чтобы я мог вместе с ними перенестись в те счастливые времена. И усилия моих новых друзей не пропали даром. Вскоре я без труда мог представить себе, какой богатой и полнокровной жизнью жил этот народ в давно прошедшие годы. Тогда с вершины холма нельзя было увидеть и клочка земли, потому что, куда бы человек ни смотрел – на восток, запад, север или юг, он всюду видел только одно – тукту, оленей. Единственное, что он слышал, был стук их копыт. Единственное, что он обонял, был сладостный запах оленей.

В те весенние дни несметные стада оленей покидали леса, и у стельных важенок тяжело отвисали животы, и громогласные трубные звуки оглашали равнины. Тогда люди выходили из палаток, возвышающихся рядом с опустевшими зимними иглу. Старики и старухи беззубыми улыбками приветствовали появление тукту. Охотники готовили каяки. Если обшивка была повреждена, женщины спешно смачивали оленьи шкуры в потоках талой воды и натягивали их на тонкие ребра охотничьих лодок.

Когда олени начинали переправляться через тронувшиеся реки близ стойбищ, мужчины выходили на охоту. Вооруженные копьями, сни спускали каяки в полные льдин воды рек и озер. Женщины шли вдоль берегов к тем местам, где еще много поколений назад были построены длинные ряды каменных столбов, сходящиеся веером в одной точке; сужающиеся проходы между этими рядами направляли стада оленей к засаде, где их ждали охотники. Зимние бураны кое-где разрушали столбы, срывали с их верхушек лишайниковые «шапки», которые придают им вид людей, вводя в заблуждение оленей, и теперь женщины приводили все в порядок.

Потом они вместе с детьми отправлялись на равнины, еще хранившие остатки снега, и прятались в низинах между большими валунами или в кустарниках, подкарауливая оленей. Когда они приближались, спрятавшиеся с криком вскакивали на ноги, преграждая путь назад перепуганным животным и гоня их к каменным изгородям. Олени мчались вдоль рядов сходящихся каменных столбов до тех пор, пока не достигали берега реки, где укрывались охотники. Когда же бегущие животные бросались в воду, в стадо врезались каяки и начинался убой. Копья сверкали на солнце, и убитых оленей сносило вниз по течению в бухточки.

Весна была сезоном большой охоты, и все-таки ихалмюты убивали в те времена лишь столько тукту, сколько им нужно было для того, чтобы прожить до осени, ибо шкуры весенних оленей непригодны для одежды, а мясо их тощее. Весной люди нетерпеливо ждали свежего мяса. Когда солнце стоит высоко в небе, желудки людей восстают против сушеной и мороженой оленины, которой они вынуждены были довольствоваться в течение всей зимы.

Пониже места охоты старики вытаскивали из воды на берег плывущие туши, а женщины тут же свежевали их своими острыми кривыми ножами. Затем, согнувшись под тяжестью мяса и объемистых связок мозговых костей, они возвращались в стойбище. Но не все оленьи туши разделывались сразу же на месте, значительную их часть только потрошили, а потом опускали у берега в реку и прижимали сверху камнями. Омываемое быстрыми потоками в холодной речной глубине, мясо оставалось свежим почти до конца лета.

После того как стада оленей отходили на север, люди переносили свои стойбища выше, на склоны холмов, откуда постоянные ветры сгоняли уже появившихся крылатых насекомых. Здесь ихалмюты жили до середины лета, поджидая возвращения тукту.

Летом наступала пора добывания яиц и охоты на птенцов. Даже дети выходили каждый день на равнины со своими игрушечными рогатками и луками в поисках яиц и птенцов белой куропатки, каравайки, утки и даже крошечных певчих птиц, водящихся в Барренс.

Мужчины тоже старались не утратить своих навыков в охотничьем искусстве, они разыскивали логовища крупных полярных волков и добывали немало шкур для утепления жилищ и для отделки парок. Однако большую часть лета мужчины строили новые каяки, ремонтировали нарты и готовились к возвращению оленьих стад. По вечерам они взбирались на вершины холмов, пристально вглядывались в багровое на севере небо и высматривали оленей.

С середины лета невдалеке от стойбищ ихалмютов опять показывались первые стада важенок, и целый месяц на равнинах продолжалась охота. В это время года шкуры оленей все еще не имеют большой ценности (если не считать шкур оленят), поэтому и теперь не было необходимости убивать много животных. С луками, сделанными из упругих рогов мускусного быка, охотники подкрадывались к оленям, пасшимся на холмах, и, тщательно выбирая самых жирных, убивали только их.

В конце лета стада опять поворачивали на север, покидая землю ихалмютов. И наступало самое горячее время в году, ибо было известно, что, когда олени вернутся снова, они пробудут здесь всего несколько коротких дней, спеша убежать от подгоняющей их зимы, а потом их не увидишь уже до следующей весны. Ихалмюты знали, что на сей раз олени стремительным потоком минуют Малые Холмы и быстро исчезнут. Значит, надо было тщательно подготовиться к встрече с тукту, ведь от успеха весенней охоты зависит сама жизнь народа оленьего края зимой.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!