Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Незнание языка ихалмютов


Незнание языка ихалмютов

К сожалению, все это привело и к некоторым, нежелательным последствиям. Мы с Энди не были торговцами и запаслись продуктами и патронами с таким расчетом, чтобы их хватило для нас двоих. Удовлетворив самым необходимым ихалмютов, мы вскоре стали испытывать нужду во многом, в том числе в самом ценном – в ружейных патронах. Нам приходилось быть менее щедрыми на подарки, но этого, видимо, не понимали ихалмюты, всегда готовые поделиться с нами всем без остатка, и в свою очередь считая – и не без основания, – что «белые» располагают неограниченными источниками снабжения. Я всячески старался объяснить им, что мы вовсе не коммерсанты, а в сущности бедные люди, не владеющие никакими другими ценностями кроме любознательности. Однако все мои попытки остались безуспешными.

Незнание языка ихалмютов (мысль об этом не давала мне покоя весь предшествующий год) казалось мне теперь препятствием не только непреодолимым, но и расстраивающим наши планы; ведь невозможно было объясняться только с помощью жестов! Мне явно не хватало Франца – хотя он обычно и переводил лишь отдельные фразы и никогда не изъявлял особого желания служить связующим звеном между мною и ихалмютами. Без него же я все более сознавал свою беспомощность и убеждался, что, если так пойдет и дальше, мне нечего даже надеяться собрать предания этого народа и понять его помыслы. Не выучив языка, я покину северные пустыни, зная ихалмютов ничуть не больше, чем после первого путешествия по стране Барренс. Рассуждая таким образом, я руководствовался общепринятым представлением, будто изучение языка эскимосов требует многих лет напряженного труда. А мне совсем не хотелось браться за дело, которое я никак не мог довести до конца в отвечавшие моим целям сроки.

Целый месяц мы с Энди были в положении глухих людей, бессильных при помощи одних только глаз понять то, что требовало еще и слухового восприятия. Наконец как-то раз, доведенный до отчаяния, я не выдержал и напрямик заявил Утеку, что чертовски хочу изучить язык его народа.

Не могу сказать точно, какого ответа на мои признания я ожидал от Утека. Может быть, мой друг останется безразличным или не пожелает пойти мне навстречу, а может, что хуже всего, сочтет мои стремления настолько наивными, что просто не обратит на них внимания?

Однако ничего подобного не произошло. То, что я, «белый», пришелец, захотел переступить расовую границу, лежавшую между нами, и попросил ихалмюта обучить меня его языку, а не стал ждать, что он выучит мой, послужило ключом к сердцам этих людей. Едва они увидели, что я искренне стремлюсь постичь их образ жизни, они откликнулись на это с энтузиазмом и чуть ли не с восторгом.

Утек и Охото (которому поручили помогать Утеку в этом деле) сразу же перестали относиться ко мне с тем почтением, какое они проявляют обычно к «белым». Они отдались поставленной перед ними задаче с необыкновенным усердием. Прежде всего Утек с помощью замысловатых рисунков на песке пояснил значение слова «ихалмют». Затем он поставил Охото в одном месте, мне велел стать в нескольких шагах на юг от него и, указав на Охото, произнес несколько раз слово «ихалмют» голосом, преисполненным особого чувства. После этого он подошел ко мне, взял меня за руку и подвел к Охото. Лица обоих мужчин сияли, и в их глазах лучилась надежда, что я все понял. К счастью, я не разочаровал их – мне было ясно, что отныне я для них уже не чужой. Теперь я тоже стал ихалмютом, представителем народа, живущего на склонах Малых Холмов.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!