Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Первое впечатление


Первое впечатление

Один из незнакомцев возился с маленьким буравом, напоминавшим лук со стрелой. Уперев стрелу в лежащий на земле кусок дерева, он быстро водил взад и вперед, параллельно земле, луком, тетива которого была дважды обмотана вокруг хвостовой части стрелы. Из-под вертящегося конца бурава появился желтоватый дымок, и я понял, что мужчина добывает огонь.

У нас с Францем давно уже не было спичек, они выпали из банки, в которой хранились, во время переправы через какую-то речушку. За три дня мы не выкурили ни одной сигареты и не выпили даже кружки чая, иначе говоря, были лишены тех двух вещей, которые кое-как скрашивают существование в Барренс пришлого человека. Тяжело дыша, я стоял на холме и наблюдал за эскимосом, добывавшим огонь тем же первобытным способом, каким пользовались наши далекие предки. Человек взглянул на меня снизу вверх и улыбнулся; улыбка преобразила и озарила его лицо, подобно отсвету пламени.

Франц знаком пригласил меня сесть, а сам достал ведерко и промокшую пачку чая. Второй эскимос, коренастый и невысокий, поднялся, взял ведерко и, широко улыбаясь, побежал вниз по склону, чтобы зачерпнуть воды в одном из тундровых озерков. Франц кивнул ему вслед.

– Это Охото, – сказал он, – замечательный человек. А это Хекьяу, первейший охотник среди них.

Такая лаконичная характеристика была типична для Франца. Эта краткость объяснялась тем, что он, много лет общаясь с ихалмютами, достаточно хорошо узнал их и не понимал, насколько таинственными и любопытными они могли показаться мне, глядевшему на них сквозь призму человека, приобщенного к цивилизации. Поскольку Франц ограничился тем, что лишь назвал мне имена своих знакомых, я решил присмотреться к ним сам, чтобы составить о них представление.

Оба они были одеты в холиктуки – парки из осенних шкур оленей, мехом наружу. Парку Хекьяу украшали вставки из чисто-белого меха на плечах и кайма из узких меховых полосок вдоль всего нижнего края. Одежда Охото была еще наряднее – с бисерной вышивкой на воротнике и обшлагах. Но, несмотря на бисер и вставки, внешний вид у обоих мужчин был в общем довольно неприглядный. Мех на парках местами совсем вытерся, а дыры были кое-как заштопаны или залатаны, очевидно неумелой рукой. Там, где сохранился густой мех, виднелись жирные пятна и просто грязь. Тяжелые парки, надеваемые прямо на тело, дополнялись короткими меховыми штанами – каиллик, выше колен охватывались полупрозрачными желтыми голенищами сапог из оленьей шкуры.

Первое впечатление, когда я увидел этих людей, было, пожалуй, отталкивающим. Они показались мне неряшливыми, во мне заговорила инстинктивная брезгливость цивилизованного человека, я удивлялся, почему они, черт побери, не носят чистой одежды! То было, конечно, поверхностное заключение, обычное для тех, кто совсем не знает эскимосов, однако то же самое чувствует большинство «белых», особенно миссионеры, когда видит «дикаря в его отвратительном природном состоянии».

Впрочем, в тот летний день в Барренс я не был чересчур увлечен разглядыванием предметов одежды моих новых знакомых. Мой интерес к их внешнему облику был чисто поверхностным, так как я был зачарован самими людьми.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!