Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Битвы самцов


Битвы самцов

Течка – это период фантастических картин и звуков. Огромные разъяренные самцы беспрерывно бьются между собой, независимо от того, ждет победителя награда или нет. Схватки не прекращаются ни днем, ни ночью, и порою громкий треск рогов раздается так долго, что человек, расположившийся на ночлег вблизи стада, просто не в состоянии заснуть.

Битвы происходят яростные. Ветвистые, широко расставленные и слишком большие по сравнению с ростом животных рога самцов, как дуэльное оружие, не представляют особой ценности, и обычно урон, который терпит побежденный, выражается в подрыве его престижа. Правда, дерущимся всегда грозит другая, более страшная опасность – рога обоих карибу могут накрепко сцепиться. Нередко можно видеть скелеты противников, так и не сумевших освободить свои рога, сомкнутые в смертельной битве.

Несколько недель самцы-победители пасутся вместе с самками и оберегают их от наскоков пришельцев. Однако когда самцы успокаиваются, они покидают свои «гаремы» и вновь переходят к обособленному образу жизни.

Миграция оленей на север продолжается до первого снега. В один прекрасный день снег предупреждает, что из уже начавшей хмуриться Арктики приближается грозная зима. Первый снег вселяет в карибу панику. Ими овладевает безумие, они сбиваются в огромные беспорядочные стада и опять скачут на юг. Стада объединяются, и несметная лавина единой могучей волной несется под защиту южных лесов.

Как-то осенью сорок седьмого года мне довелось видеть такую волну бежавших в панике оленей. За день до этого на бесконечных уходящих на север равнинах царили, как обычно, мертвая неподвижность и пустота. Только случайно залетевший сюда ворон лениво парил в помрачневшем небе. Однако на рассвете следующего дня земля ожила. С высокого холма у реки я увидел сплошное море оленьих спин. Русло реки во всю ширь запрудили стада карибу, преодолевавшие быстрое течение. Стук копыт казался более назойливым, чем трескотня сверчков в летнюю теплую ночь на юге. Но прошло три дня, и все вокруг снова будто вымерло. Лишь одинокий волк, бродивший по ржавым лужам бескрайних болот, был единственным живым существом на просторах застывших равнин.

Зимой может показаться, что в Барренс вообще нет никакой жизни. На самом деле среди островков карликовых елей, редко разбросанных по обширным белым равнинам, находят себе убежище небольшие стада оленей. Но стада эти так малочисленны, что их часто и не замечает никто, разве только следующие за ними, как белые тени, песцы и волки. Этим отдельным группам оленей, отрезанным с наступлением зимы от стад, укрывшихся в лесах, нелегко зимовать в Барренс: их единственный корм – лишайники, которые надо выкапывать из-под снега. Дело это нелегкое, толщина сугробов достигает иногда многих футов, а ветры уплотняют их так, что по твердости они не уступают дереву.

Тем не менее трудности и опасности, грозящие оленям здесь, ничто по сравнению с бедствиями, которые обрушиваются на основную массу животных, вернувшихся в тайгу. Однажды я повстречался с незнакомым «белым» человеком почтенного возраста. Он уже немало лет промышлял зверя в покрытой лесами и озерами северной части Манитобы, где зимуют огромные оленьи стада. В один из декабрьских дней он повел меня к узкому проливу, связывающему два озера.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!