Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Тяготило присутствие трупов


Тяготило присутствие трупов

Уже на следующий день дети стали неузнаваемы – стали опять маленькими живыми существами. Франц не рискнул задерживаться здесь дольше: корм для собак был на исходе, да и запас пищи иссякал. К тому же его тяготило присутствие трупов Утукали и Анектаиувы. Всего сто миль отделяли Франца от домика в Заливе Ветров, и ему не терпелось поскорее тронуться в путь. Он сгрузил с саней и спрятал в укромном месте дюжину промерзших туш песцов, расстелил свою верхнюю меховую одежду и тщательно укутал ею детей. Затем, покинув озеро Утек, двинулся на юг и уже через два дня топил печь в хижине на берегу Залива Ветров.

Вскоре вернулся с очередного объезда своих капканов Ганс. При виде неведомо откуда появившихся детей он ничем не проявил удивления, если вообще был удивлен. Через несколько дней ему пришлось остаться с сиротами одному: Франц перестал гневаться на обитателей Барренс, на их непрактичность, он не мог забыть событий того трагического дня, когда он нашел Куни и Анотилика. И теперь, поручив детей Гансу, он снова запряг собак и снова отправился к Малым Озерам.

Приехав к охотнику Катело, иглу которого стояло на берегу озера Какуми, он воочию убедился, что смерть стоит на пороге жилища этой семьи. Франц оставил Катело часть привезенной с собой муки и мяса и затем стал навещать все иглу, какие только смог найти. Он давал каждой семье немного продуктов, чтобы хоть ненадолго отсрочить ужас надвигающейся на них развязки. На берегах озер Утек и Хало он так и не обнаружил никаких признаков жизни и терялся в догадках о судьбе ихалмютов, еще недавно населявших эти места. Когда продукты – крохотная доля необходимого, хотя это и были все запасы Франца, – были розданы, он немедленно вернулся к Заливу Ветров и после суточного отдыха отправился на юг, в трехсотмильную поездку на ближайшую факторию. Это был небольшой пункт, расположенный у Оленьего озера; содержал его молодой метис. В зимние месяцы он сам был отрезан от внешнего мира, правда, у него имелась старенькая коротковолновая рация, с помощью которой ему иногда удавалось передать азбукой Морзе сигналы о своем местонахождении.

Франц добрался до Оленьего озера через семь суток, из них три дня и три ночи ему пришлось бороться с весенним снежным бураном. Достигнув фактории, он вместе с торговцем сел составлять передачи для внешнего мира о бедственном положении ихалмютов. То была передача огромной важности – первое сообщение, исходившее из глубинных районов страны, первый призыв о помощи за все века, в течение которых народ этого края жил своей обособленной жизнью. Франц оказался первым из всех торговцев, звероловов и миссионеров, знавших о существовании ихалмютов и об их бедствиях, кто проявил заботу о них и взялся добиться помощи.

Радиопередача шла медленно, каждое слово выстукивалось два-три раза. Крупная радиостанция в Черчилле приняла сообщение и ретранслировала его дальше на юг. Шло время, Франц ждал у Оленьего озера ответа, а ответа все не было, и день уходил за днем.

Кто мог сказать, как была воспринята посланная в эфир весть? Вначале, без сомнения, власти отнеслись к ней скептически: насколько она достоверна? В любом случае полагается, прежде чем тратить правительственные средства, убедиться, действительно ли это необходимо. Тем более что вопль Франца был первым обращением к правительству с призывом помочь населению глубинных районов страны. «Почему им потребовалась помощь именно теперь, если они столько лет обходились без нее?» Но наконец механизм все-таки заработал. В Те-Пас были переданы указания, оттуда послали самолет, но первый рейс оказался неудачным. Только совершив второй рейс, самолет приземлился у самой южной оконечности озера Нуэлтин, где и выгрузил съестные припасы.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!