Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Охотник отправился на охоту


Охотник отправился на охоту

В середине следующего дня Анектаиува проснулся и увидел на снегу около лежанки застывшее тело своей жены. Вне себя от горя, он попытался вытащить труп из иглу, пока не проснулись дети, но не мог согнуть ног и рук Утукали, широко разметавшихся во время предсмертных конвульсий. Не в силах сдвинуть тело с места, он впился глазами в запачканное кровью лицо мертвой жены. Он любил ее так сильно, что, не задумываясь, остался здесь, пренебрег слабой надеждой, которая побудила остальные семьи ихалмютов отправиться на восток.

Той же ночью сдохла одна из собак, и ее съели. Дети жевали ее сухое и горькое мясо, сам же Анектаиува ел ровно столько, сколько необходимо было для поддержания оставшихся у него сил.

Спустя неделю были умерщвлены и другие собаки. Не стоило ждать, когда животные вконец отощают и от них не будет никакой пользы для людей. Март перешел в апрель, и наконец ветры отступили. Днем ярко светило солнце, забираясь все выше в еще блеклое после зимы небо.

Потом было съедено мясо последней собаки, и однажды утром Анектаиува, захватив свое старое ружье, выбрался по снежному туннелю наружу. Охотник снова отправился на охоту. С трудом волоча за собой ружье, он еле полз по твердому насту. Ихалмют прополз около ста ярдов, когда его полуослепленные ярким светом глаза различили какое-то движение на гребне холма. Дрожа от слабости и охватившей его надежды, он поднял свое ружье, замер на секунду и выстрелил в чудесное видение – впереди, на холме, настороженно стоял олень.

Дети сидели в иглу, прижавшись друг к другу. Они не слышали выстрела, да выстрела и не было. Не ели они в тот день и мяса, потому что оленя тоже не было. На фоне сверкающей снежной белизны темнело неподвижное тело Анектаиувы, а рядом с ним старое, бесполезное ружье, все еще нацеленное на белоснежные склоны холма, где охотник видел последнего в своей жизни оленя.

На следующий день с рассветом Франц добрался до озера Утек. Он сразу же поехал к Утеку, но, увидев занесенный снегом ход в иглу, понял, что ихалмюты куда-то перебрались, наверно к озеру Хало. Тогда Франц решил возвращаться на юг к своему далекому домику. Он уже направил было собак вдоль берега, как вдруг одна из них задрала морду и завыла. Франц посмотрел в сторону и увидел на снегу коричневую бесформенную массу. Сначала он подумал, что это росомаха и выхватил ружье из чехла. Но коричневая масса не шевелилась, и когда Франц добрался до нее, то опознал человека.

Франц боялся мертвых: индейская кровь заметно сказывалась на образе его мышления – мышления «белого». Он даже не дотронулся до замерзшего трупа и, повернув собак, поехал обратно, на этот раз к иглу Анектаиувы. Вход в него оказался не занесенным снегом, хотя и осталась только узкая щель. Страшась того, что он мог обнаружить под куполом безмолвной хижины, Франц громко крикнул, но изнутри никто не отозвался. Он уже готов был повернуться и бежать отсюда, когда вдруг услышал слабый звук, похожий на жалобный стон раненого и обреченного на смерть животного.

Франц закрепил нарты и, призвав на помощь все свое мужество, пополз по туннелю в иглу. Он появился перед детьми как раз вовремя; они только что проснулись, увидели, что отца нет, и ожидали его возвращения. Теперь им показалось, что вернулся отец, и девочка стала всхлипывать громче.

Франц содрал с лежанки несколько оленьих шкур и прикрыл ими труп Утукали. Он провел в иглу целый день. Сварил на своем примусе суп и накормил им изможденных, изголодавшихся детей. Потом терпеливо ждал малышей, тошнило – и снова кормил их до тех пор, пока их взбунтовавшиеся желудки не стали принимать пищу. Примус горел вовсю, становилось теплее, тусклые стенки иглу покрывались тонкой коркой льда и замерцали. Девочка протянула Францу маленькие дрожащие ручонки, побелевшие от мороза, и Франц нежно растирал их, пока они не согрелись.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!