Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ На северном берегу Утек Куманик


На северном берегу Утек Куманик

Иглу Анектаиувы располагалось на северном берегу Утек Куманик, то есть озера Утек; неподалеку были еще три стойбища. У других озер, в нескольких милях отсюда, стояло еще восемь иглу, и этим исчерпывался короткий список жилищ уцелевших представителей народа Барренс.

В конце 1946 года, когда запасы пищи в стойбищах у Малых Холмов оскудели, Анектаиува и его сосед Утек поехали вместе на охоту. Они захватили с собой только одни нарты с упряжкой из трех собак, потому что корма для собак тоже не хватало, и отправились на юг, к хижине Франца. За все время пути через снежные равнины они не встретили ни одного оленя, не видели даже ни одного оленьего следа, и это привело их в ужас.

Им посчастливилось застать Франца дома, и оба переночевали у него. Утром они уехали с небольшим количеством продуктов, которые Франц смог выделить из своих скудных запасов. Однако после их отъезда, когда Франц стал размышлять над тем, что они ему сообщили, в его душу закралось беспокойство. Семьи ихалмютов остались почти без оленьего мяса – Франц знал, что осенняя охота не удалась. Во время недавнего объезда района Малых Озер он обнаружил пропажу нескольких оленьих туш, которые заготовил на корм собакам и спрятал в тайники прошлой осенью. Франц догадывался, что это мясо съели люди. Но он знал и другое – ихалмюты не воруют, если только смерть не подступает вплотную и не заставляет нарушать законы их жизни.

Утек и Анектаиува сказали Францу, что олени ушли из этих мест и, если весна будет поздняя, парод Барренс вымрет еще до того, как теплые лучи солнца вернут сюда оленей.

Франц слушал эти предсказания, и в душе его раздражение почти пересиливало жалость. Злило, что он против воли чувствует свой долг и ответственность перед этими «дикарями», которые так глупо непредусмотрительны, не могут заранее позаботиться о будущем и подготовить все необходимое на случай нужды, как делает он, «белый». Франц злился на них и за то, что они обокрали его тайники и теперь ему стало труднее объезжать свои ловушки, от чего зависело его существование. Но, по-видимому, больше всего молодого траппера выводила из себя назойливая мысль, что именно его пребывание в этом краю способствовало возникновению бедствий, пагубных для народа страны Барренс.

Его отец и другие коммерсанты, некогда начавшие скупать меха у ихалмютов, убедили их в том, что промышлять пушнину куда выгоднее, чем добывать мясо. И в течение нескольких десятилетий ихалмюты постепенно отвыкали от охоты на оленей, не стали запасать мясо, о чем раньше заботились каждую осень. Вместо этого жители Барренс научились ловить капканами песцов и обменивать их шкурки на муку, патроны и ружья. В понимании ихалмютов то была перемена к лучшему, ведь теперь они могли удовлетворять свои нехитрые нужды, затрачивая меньше усилий, чем раньше.

Но когда торговля перестала приносить те большие барыши, ради которых только и хлопотала предприимчивая фирма, фактория закрылась. И новый образ жизни, к которому приучили ихалмютов, пользуясь их наивностью, стал причиной их гибели. Мужчины, бывшие когда-то искусными охотниками на оленей, стали опытными ловцами песцов. Но человек не может питаться песцовыми шкурками. Ихалмюты оказались неспособными вернуться к старой жизни. Каждую зиму они надеялись: если мы наловим песцов и повезем их шкурки на юг, то увидим, что торговцы вернулись. Но когда охотники отправлялись к Заливу Ветров, то заставали факторию в таком же запустении, как и многие голодные годы прежде.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!