Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Детская застенчивость скоро прошла


Детская застенчивость скоро прошла

Мальчик уставился на меня, сверкая большими ровными зубами, и я тоже смотрел на ребятишек как зачарованный: я понял, что это были дети народа, ради знакомства с которым я прибыл сюда.

Девочка вертелась на руках у Франца и что-то лепетала, выражая всем своим видом огромную радость оттого, что она опять вместе с ним. А на его темных глазах выступили слезы. Наконец он опустил девочку на землю, и я смог разглядеть, что ей было не более пяти лет и что она была слишком маленькой даже для такого возраста. Она подошла к мальчику и только теперь залетала меня. Ее оживленность .мгновенно исчезла, она превратилась в подобие истуканчика, стоящего на холме.

– Куни, – произнес Франц, указывая на нее, а затем протянул руку в сторону мальчика: – Анотилик. Знакомство было весьма сдержанным, но пока что мне пришлось довольствоваться этим.

Мы все вместе спустились с холма и пошли к хижине, чтобы посмотреть, что натворил ледоход, и привести ее в порядок. Меня не оставляла в покое мысль: может быть, Куни – дочь Франца?

В моем присутствии дети вели себя довольно робко, а от безмолвного Ганса веяло холодом отчужденности. Он уже давно настолько ушел в себя, что с трудом переносил даже кратковременное пребывание рядом со своим родным братом. Нечего и говорить, что при мне, «белом» и совершенно чужом ему человеке, Ганс был тем более замкнут. Не сказав мне ни слова, он уселся в темном углу хижины и поглядывал на меня оттуда так, будто видел перед собой некоего опасного обитателя своей суровой страны. У него была темная кожа, значительно темнее, чем у брата, и она слишком туго обтягивала узкие, хрупкие кости его продолговатого лица. Глаза Ганса казались пустыми и лишенными какого-либо выражения. Он явно избегал моего взгляда – так попавшая в капкан лисица боится взглянуть в лицо приближающейся гибели.

Что же касается Анотилика и Куни, их детская застенчивость скоро прошла. Спустя некоторое время они бегали по хижине, молча обмениваясь улыбками, и, видимо, совсем позабыли о моем присутствии.

Анотилик быстро растопил отсыревшую печь, а Куни, крошечная женщина, сбегала на берег реки, набрала воды и через несколько минут вскипятила для всех нас чай.

После того как чай был разлит в жестяные кружки, она удобно устроилась на коленях у Франца и начала умело свертывать самую настоящую самокрутку. Франц поднес ей огня, и она, счастливая, закурила, а он стал ей что-то шептать – совсем как отец своему ребенку.

Я не мог сдержать любопытства. – Франц, – спросил я, – она твоя?

Не глядя на меня, он неторопливо кивнул.

– Да, – и в его голосе прозвучали почти враждебные нотки, совсем не похожие на тот дружелюбный тон, каким он разговаривал со мной до сих пор. – Да, она моя, я нашел ее там, на севере, и она только моя!

Последние слова Франц произнес так твердо и чуть ли не свирепо, будто ему приходилось отстаивать свои права на этого необычайного ребенка от моих притязаний.

А вслед за тем, к моему удивлению, он вдруг сам начал рассказывать о том, как нашел Купи и ее брата Анотилика. Позже мне привелось слышать эту историю со всеми подробностями от самих эскимосов.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!