Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ На каноэ с младшими детьми


На каноэ с младшими детьми

С наступлением весны Карл собрался уехать из страны Барренс навсегда. Он хотел взять с собой всех детей, но Франц и Ганс не имели никакого желания переселяться на юг, и в конце концов отец перестал настаивать, зная, что они будут успешно промышлять песца и не пропадут.

Погрузившись на каноэ с младшими детьми и со скупленными за зиму мехами, Карл покинул Залив Ветров. Ганс и Франц остались; Франц – потому, что опасался возвращения на юг, а Ганс по каким-то другим, никому неведомым причинам.

Между тем где-то далеко грянула война. Она охватила полсвета, а здесь, в Барренс, царило прежнее безмолвие, не нарушаемое даже эхом мировой битвы. Прошло еще несколько лет до того дня, когда в 1947 году я неожиданно совершил посадку в Заливе Ветров. За эти годы образ жизни в этих местах не претерпел никаких изменений. Как и прежде, Ганс и Франц раз в году нагружали свои каноэ и отправлялись к югу, на ближайшую факторию. Там они сбывали привезенные ими меха, закупали необходимые товары и поспешно возвращались на арктические равнины. Большую же часть года они странствовали по Барренс, зимой на нартах, летом пешком, иногда в сопровождении вьючных собак.

Как это ни странно, братья жили замкнуто, каждый своей жизнью. Ганс становился невозмутимо спокойным и молчаливым, нередко по нескольку дней он не произносил ни одного слова. У каждого из них были свои охотничьи ловушки в разных местах, и зимой, покидая хижину, братья частенько на целый месяц разъезжались в противоположных направлениях. Бывало и так, что они возвращались одновременно, но чаще всего, заглядывая ненадолго домой, не заставали друг друга в хижине. Оба ощущали гнет одиночества, но Франц умел с ним справляться – ему помогала сила воли, унаследованная от матери-индианки, и все крепнущая близость с народом Барренс. Только благодаря этому он сумел не потерять рассудка – безумие исподволь подкрадывается к людям, живущим в страшном одиночестве; Франц выработал в себе нечто вроде защитного панциря, который позволил ему уцелеть в борьбе с таинственными и враждебными силами великих равнин.

Эскимосы стали считать его членом своей общины, однако это было не совсем так: даже теперь, когда он окончательно лишился возможности общаться с людьми белой расы, в нем еще сохранились остатки былого чувства расового превосходства. И все же именно в общении с эскимосами он черпал силы для противодействия губительному влиянию одиночества, и это заставляло его смирять свою гордость. Франц жил вместе с народом страны Барренс, но никогда не чувствовал себя сыном этого народа и так и не смог полностью избавиться от гнета одиночества.

Он как бы испытывал сильный, хотя и выносимый голод, рождавший беспокойство, которое никогда его не покидало. Он пытался найти успокоение в охоте, беспрерывно расширял границы своих ездок, все больше удалялся от хижины в Заливе Ветров, странствуя в новых, неизведанных местах.

Но как ни метался Франц по снежным просторам, это не принесло ему облегчения, потому что он не понимал, в чем истинная причина его внутренней неудовлетворенности и тревоги. Он не знал, что, хотя и научился жить в этой стране, добившись непрочного перемирия с враждебными силами здешней природы, он все-таки оставался чуждым ей пришельцем.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!