Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:





Пришельцы

Собаки заметили меня сразу.

Не успел я подойти к нартам, как, услышав истошный лай своих четвероногих друзей, человек появился в дверях, держа ружье наизготовку. Выражение его лица было суровым.

Встреча наша получилась неловкой, напряженной. Франц – так его звали – подобно всем людям, прожившим слишком долго в одиночестве, утратил ту защитную оболочку, которую создает человеческое общение. Такие дичающие отшельники становятся робкими в обращении и потому чуть ли не страшатся даже случайных, редких встреч со своими собратьями, чего обычно не наблюдается в нашем обиходе.

Это лишь одна из причин неприязни, которую испытывают люди, подобные Францу, ко всяким чужакам; есть и другие. Но я думаю, что только глубокое одиночество может вызвать у человека страх перед себе подобными, как это было в первобытные времена, когда каждый видел в незнакомце потенциального врага.

Я объяснил, как мог, кто я и почему очутился в хижине, но моя речь была весьма сбивчивой. Франц не выказал ни малейшего желания прийти мне на помощь в моем затруднении, хотя заметно успокоился, узнав, что меня доставил сюда самолет. Когда я кое-как закончил свои объяснения, он добрых пять минут флегматично созерцал меня, не вымолвив ни единого слова и предоставив мне достаточно времени, чтобы внимательно рассмотреть его.

Франц был еще очень молод, но из-за неряшливости внешнего облика казался намного старше своих лет. Невысокий, но стройный, с диковатым взглядом подвижных глаз, он был одет в чудной наряд из меховых шкур и принадлежностей одежды «белых» людей. На голове у него красовался изношенный летный шлем, вроде тех, что любят носить мальчишки на улицах наших городов. Низко надвинутый козырек шлема наполовину скрывал его характерное индейское лицо с черными глазами и резко выделяющимся типичным тевтонским носом.

Немигающий пристальный взгляд Франца начал вызывать во мне раздражение, но тут меня осенила счастливая мысль. Я вспомнил то, что обычно рассказывали о нравах жителей севера, и, запинаясь, попросил о гостеприимстве. Мрачное выражение исчезло с лица моего нового знакомого, он слегка улыбнулся и, войдя в хижину, сделал мне знак следовать за ним.

Мне захотелось выпить чего-нибудь крепкого и, порывшись в вещевом мешке, я извлек из него бутылку. Не спрашивая Франца, я налил ему и себе. Надо полагать, он впервые в жизни пил спиртное. Опорожнив стакан одним глотком, он поперхнулся, стал кашлять и вытирать слезы. Его отношение ко мне сразу изменилось – лед неприязни таял так же быстро, как здесь сходит снег в первые солнечные дни весны. Он заговорил – и отрывистые, бессвязные звуки, сливаясь, постепенно превращались во все более членораздельную и понятную речь. Сначала слова из языка индейцев кри и эскимосского перемешивались у него с английскими, но когда он разговорился, то перешел на английский, пользоваться которым ему почти не приходилось.

Казалось довольно странным, что, выслушав мои первые сбивчивые разъяснения, он не задал никаких вопросов и не проявлял больше ни малейшего любопытства к моей персоне. Напротив, он принялся рассказывать о длительной поездке, из которой только что вернулся. Понемногу нить его повествования протянулась в прошлое – сначала к минувшей зиме, а затем к предшествующим ей годам, Наступил рассвет, а Франц все рассказывал, углубившись в воспоминания о далекой поре детства. Удивительные часы пережили мы с ним в ту ночь. Я слушал Франца с таким вниманием, какого никогда еще не Оказывал никому другому, а он говорил и говорил, как будто только теперь у него восстановился голос, пропавший еще в детстве. История, которую поведал мне Франц, была историей незваных пришельцев в страну Барренс и их усилий завладеть ею. И то, что я узнал, позволило мне ясно представить, каким образом этим краям удалось сохранить свою неприкосновенность, несмотря на все наши притязания.

Его отец, Карл, которого он искренне почитал, приехал в Канаду из Германии тридцать лет назад. Хотя Карл еще не расстался с некоторыми привычками человека цивилизованного общества, он по каким-то лишь ему известным причинам не захотел поселиться на полуцивилизованном юге Канады и отправился на север. Здесь он со временем женился на девушке из индейского племени кри, которое жило на южной окраине высокоширотной тайги и находилось под влиянием «белых» миссионеров. Жена Карла была славной женщиной и хорошей матерью для своих детей, которым она передала все лучшие качества индейцев кри, не уступающих в этом отношении никакой другой расе.

Примерно в 1930 году торговая компания предложила Карлу пост управляющего факторией у озера Нуэлтин. Он согласился и, совершив трехнедельное плавание на каноэ из Броше на север, прибыл со своей, семьей в Залив Ветров. Тут его с самого начала постигло разочарование: бревенчатый дом уехавшего отсюда конкурента-коммерсанта, которым Карл намеревался воспользоваться, оказался сожженным дотла.

Уже наступила осень, листья равнинного карликового кустарника обрели кроваво-красный оттенок. Карлу и его семерым детям пришлось наспех сооружать себе зимнее жилище из крохотных деревьев; только их и можно было найти вокруг.

Когда однокомнатная лачуга с крышей из шкур карибу была построена, Карл смог заняться торговыми делами. Он надеялся, что ему легко удастся наладить отношения с эскимосами. Конкуренции нечего было опасаться: на двести миль вокруг не было больше ни одного торговца. Клиентами Карла были как раз те люди, ради встречи с которыми я прибыл сюда, – обитатели оленьего края.

Детство Франца, его братьев и сестер протекало в необычной обстановке. Они не общались даже с эскимосами. Крохотная фактория соприкасалась с «внешним миром» только раз в году, летом, когда из Броше несколько каноэ доставляли запасы на зиму и забирали отсюда меха, скупленные за год. В остальные долгие месяцы года, образующие череду длинных лет, одни лишь олени составляли компанию Карлу и его семейству. Суровая природа этого края обрушивалась на незваных пришельцев, загоняла их в жилища. И все же, несмотря на длительную изоляцию от внешнего мира, дети, превращавшиеся в юношей и девушек, постепенно приспосабливались к жизни в Барренс.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!