Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Лед начал размягчаться


Лед начал размягчаться

На второй день весны я взобрался на гребень холма неподалеку от хижины. Меня поразила открывшаяся картина. Из-под огромных сугробов на берегу реки вытекала сплошная тонкая полоса воды и с веселым журчанием скатывалась на лед. По всему заливу растекались стремительные потоки, образуя озерца, которые сливались в единое большое и глубокое озеро, так что через залив уже нельзя было перейти.

Не прошло и полдня, как снег, покрывавший мой наблюдательный пункт наверху холма, отступил на дюжину футов и от обнажившегося гравия и мертвых мхов стал подниматься пар, словно из бурно кипящего чайника. Это было поразительно, мне казалось, будто я сижу на самой вершине давно замерзшего мира, который ни с того ни с сего вдруг решил мгновенно исчезнуть.

Каждая низина, каждая впадина становилась теперь водоемом – из них вытекали ручьи. Они бурлили и журчали круглые сутки, даже во время коротких сумерек, заменяющих здесь ночь. Лед начал размягчаться. Его блестящая поверхность потускнела, стала свинцово-серой и раскололась на бесчисленное множество отдельных крохотных льдинок, которые пока еще держались вместе лишь благодаря взаимному давлению друг на друга.

Я уже не мог пробираться через сугробы в поисках топлива, рыхлый снег не выдерживал моего веса. Провалившись дважды с головой, я прекратил эти рискованные попытки, боясь задохнуться в сырых и холодных объятиях. Прилетели птицы. Однажды утром мой беспокойный сон был прерван громким и безумным смехом. Снаружи доносилось разноголосое хихиканье, словно там веселились некие сумасбродные существа. Я распахнул дверь хижины и при ярком свете дня увидел с полсотни устремленных на меня глаз. Они принадлежали существам, лишенным туловищ, головы их походили на цыплячьи, но были покрыты красными пятнами, будто на них брызнула кровь из тел, от которых их отделили.

С чувством, близким к ужасу, я пристально смотрел на таинственных посетителей, они тоже уставились на меня своими глазами маньяков и продолжали нелепо хохотать. Вся долина наполнилась дикими звуками. Я швырнул кусок льда в одну из этих птиц, и вся стая поспешно взметнулась в воздух. Теперь стали видны их стройные белые тела, которые были неразличимы на фоне снега, и я распознал полярных куропаток.

Заканчивалась первая неделя моего пребывания в стране Барренс. За это время характер местности изменился так резко, что сразу я не мог даже осознать все величие этой перемены, я был ошеломлен быстротой, с какой она произошла. И поскольку я только начал привыкать к зимнему ландшафту, это у меня вызвало такое замешательство, что я недоуменно взирал на разлившуюся вокруг водную пустыню, посреди которой чувствовал себя как на необитаемом острове.

И тем не менее теплый, влажный воздух вызывал знакомое ощущение – ощущение весенних вспаханных полей, но усиленное во сто крат. Земля, до того бесплодная и безжизненная, теперь глубоко вздохнула, и это походило на страстный вздох здоровой, полнокровной женщины.

Беспокойство и волнение не давали мне заснуть даже во время коротких сумерек – остатка долгой зимней ночи. Чувство одиночества меня покинуло. Как и все обитатели этих краев, я ждал, ждал неизвестно чего – наверно, пробуждения той неуловимой сущности, имя которой Барренс.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!