Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Исцеление боли в животе


Исцеление боли в животе

Одно из особо ценных богатств ихалмютов – обилие магических песен, называемых ириньело. Они передаются от родителей детям и ревностно охраняются как собственность, хотя их можно использовать для оказания помощи любому человеку в стойбище. Большинство песен специально предназначено для того, чтобы помочь вылечиться от определенных недугов, вызванных, по поверью, злыми духами и наносящих вред людям.

Во время одной из моих поездок с Утеком по просторам Барренс я почувствовал ужасные спазмы в желудке. Я боялся, что это приступ аппендицита, но ничего не мог поделать, только лежал спокойно в своей палатке и старался не стонать от боли. Утек был озабочен. То и дело он приносил мне горячего чаю и непрерывно осведомлялся о моем самочувствии. И в то же время он казался смущенным. Лишь через несколько часов он наконец преодолел свои колебания и решился заговорить о том, что волновало его. Очень робко он спросил меня, не соглашусь ли я, чтобы он попытался испробовать на мне действие своего личного ириньело, исцеляющего боль в животе. Его столь долгие колебания объяснялись боязнью, что я презрительно отнесусь к его предложению, потому что я «белый» человек, у которого есть более совершенные средства лечения. Честно говоря, я не верил в его чародейство, но не хотел отвергать его доброе намерение и ответил, что буду ему благодарен за помощь.

Он взял жестяную кружку, наполненную сырой водой, и, осторожно держа ее перед собой, стал медленно ходить вокруг палатки, где я лежал. При этом он пел свой ириньело – нечто монотонное и весьма минорное, похожее на погребальную песню. Время от времени он замолкал и обращался к кружке с водой, требуя, чтобы злой дух покинул мое тело, а добрый – вошел в меня. Так продолжалось пять или десять минут. Потом, вернувшись в палатку, Утек протянул мне кружку и попросил выпить воду.

Хоть я и скверно себя чувствовал, но все же заметил, что он страшно боится, как бы я не высмеял его или не оттолкнул кружку с водой. Он очень хотел помочь мне, но в то же время его мучил страх подвергнуть насмешкам себя и свои убеждения.

Как бы там ни было, я принял от него воду с подобающей моменту торжественностью, выпил ее и сейчас же ощутил такое сильное желание помочиться, что едва успел выйти из палатки. Мочеиспускание сопровождалось сильной резью, и я подумал, не подсыпал ли Утек в воду какое-нибудь раздражающее вещество. Однако я ведь этого не видел, да и не мог себе представить, чтобы подобное средство могло подействовать столь быстро.

Пока я так размышлял, чувствуя жжение внизу живота, я неожиданно почувствовал, что боли в желудке исчезли. Утек стоял в дверях палатки, наблюдая за мной. Я благодарно улыбнулся ему. Он просиял и стремглав побежал готовить мне ужин.

Вероятно, то было счастливое стечение обстоятельств – ведь не вера же вылечила меня... по крайней мере не моя вера! Поблагодарив Утека за помощь, я спросил его, что же произошло, и он с подкупающей простотой пояснил: добрый дух вселился в меня вместе с водой, а потом злой дух с той же водой вышел из моего тела.

Позже в тот же день Утек вновь обнаружил такую же озабоченность, которую я заметил у него перед моим излечением. Когда я спросил его, в чем дело, он застенчиво заявил мне, что в течение пяти дней я ни под каким видом не должен убивать оленей, иначе мне придется пережить такую же агонию, какую испытывает карибу, раненный в живот. К счастью, в ближайшие пять дней надобности убивать оленей у нас не возникло, а я не имел желания без особой нужды проверять правильность предписания Утека.

Я лишь поверхностно коснулся верований ихалмютов. Нерассказанным осталось очень многое, а все вместе взятое образует причудливое, сложное переплетение правил и обычаев, тесно связанных с повседневной жизнью этих людей. То, что мне удалось здесь поведать, – увиденное глазами чужеземца, к тому же скептика, – может навести на мысль, что верования жителей страны Барренс превращают их существование в кошмар, черной тенью висящий над их жизнью.

Однако я прожил среди ихалмютов почти два года и никогда не чувствовал, что этот народ запуган сонмом духов и дьяволов, порожденных их «примитивным» умом. Чем больше я понимал ихалмютов, чем больше сближался с ними, тем более идиотскими казались мне такие выводы. Всегда нужно помнить, что эти люди принадлежат своему миру, ничего не знают о нас и о нашем мире, и поэтому то, что кажется нам величайшей фантазией, они могут считать неопровержимой реальностью. Их верования являются продуктом многих столетий, они соответствуют нуждам их жизни и особенностям страны, в которой они живут!

Они верят! В этом все дело. А именно это мы редко принимаем во внимание, когда решаем навязать нашу религию «туземным» народам.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!