Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Женщина родила первых детей


Женщина родила первых детей

Охото вновь умолк. Вечерним небом овладевал злобный Кайла, и солнце отступало перед ним. Небеса извергнули грохочущие молнии, которые терялись в черных тучах, наползавших с горизонта, подобно кольцам плотного дыма, и затягивавших бледное лицо неба. Потом где-то на вершинах потемневших холмов тоскливо завыл белый волк, и эхо этого завывания волнами пронеслось над озером, словно стон первого из волков, оплакивавшего уход солнца. Дрожащие отзвуки эха замерли вдали, и Охото продолжил свой рассказ.

Прошло какое-то время, и женщина забеременела, потому что с появлением Хекеньюка, дающего жизнь, мужчина приобрел способность оплодотворять. Женщина родила своих первых детей, но они оказались не людьми, а собаками! Из ее чрева появлялись одни щенята. Но в те времена все существа говорили на человеческом языке и были братьями между собой, и собаки тоже стали братьями людей.

Мужчина и женщина жили тогда на берегу огромного пресного внутреннего моря, находящегося далеко на западе. Вскоре их жилье наполнилось детьми, которых рожала женщина. В конце концов их стало так много, что охотник уже не мог обеспечить всем им питание; он устал, устала и женщина. И вот однажды женщина сняла с ноги сапог из оленьей кожи, подула в него, и ее магическая сила превратила сапог в большую лодку. Она спустила лодку на море и посадила в нее почти всех своих детей. Когда ветер подул с севера, женщина оттолкнула лодку, ветер погнал ее к югу, и вскоре она скрылась из виду. Лодка плыла на юг до тех пор, пока не добралась до далеких от наших краев неведомых земель, покрытых лесами. Здесь лодка вошла в устье реки и села на мель.

Многие собаки, плывшие в лодке, уже были голодны и больны морской болезнью, поэтому они вплавь достигли берега, убежали в лес и с тех пор там живут, став иткилитами – индейцами.

А ветер продолжал дуть с севера, и наконец лодку снесло с мели и она поплыла к югу. Сколько она проплыла, никто не знает. Наконец оставшиеся в лодке собаки выбрались на берег в незнакомых местах, и тут они превратились в каблунаитов – белых людей, твоих отцов и дедов, предков, тебе подобных.

Но не всех собак женщина отправила в лодке, некоторые из них остались в стойбище на берегу моря, – те, кого мать любила больше всех. Прошло время, и они стали отцами и дедами мне и таким, как я, потому что это были первые иннуиты – первые жители Равнин.

Когда Охото закончил свой рассказ, грозовые тучи вдруг нависли над потемневшим Великим Озером, и протяжный стон ветра, нарастая, стал заглушать вой далекого волка.

Вдоль всего застывшего скалистого берега под нами тянулись старые стойбища иннуитов, и они были так же молчаливы, как мертвая душа этого края. Сквозь туманную дымку я видел заросшие изнутри высоким лишайником каменные круги, обозначавшие местоположение палаток. А вблизи, на вершинах холмов, там, где, подобно могильным камням, разбросанным землетрясением, высились потрескавшиеся от морозов скалы, – там стояли каменные люди.

Над скалами поднимались сложенные из камней холмики. Они виднелись повсюду вдоль темнеющей полосы берега. И под каждым из них спал сын той первой женщины, а вокруг него лежали предметы домашнего обихода, которыми пользуются при жизни.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!