Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Разглядывая стойбища Энитаха


Разглядывая стойбища Энитаха

Только теперь я вспомнил, что понятия «гниение» и «тление» чужды просторам Барренс. В этом мире чистого солнца и ветра дерево и кость словно обладают удивительным свойством бессмертия, так что даже спустя века они все еще сохраняют ту форму, какую имели в то время, когда оказались брошенными среди валунов. Я вспомнил, как нашел однажды кусок березовой коры милях в трехстах к северу от лесов, где растут березы. Эта кора, предназначенная для починки какого-нибудь индейского каноэ, пролежала там по меньшей мере столько лет, сколько живут три поколения людей, но гниение ее не тронуло. Такие факты очень важны для людей, изучающих давно прошедшие времена.

Живущие в палатках и иглу эскимосы оставляют очень мало следов своего существования, но все то немногое, что остается, великолепно сохраняется и ясно рассказывает о своем прошлом. Разглядывая стойбища Энитаха более внимательно, я увидел черепную кость с оставшимся на ней клоком черных волос, некогда защищавших череп от снега и солнца, а теперь предохранявших кость от влияния времени. Могилы вблизи не было, значит, смерть, посетившая это стойбище, взяла всех его обитателей и некому было, следуя обычаю, подобающим образом предать покойников земле. Я обнаружил и другое свидетельство внезапно разыгравшейся здесь трагедии – валяющиеся шесты, на которые некогда натягивались шкуры. Шкуры-то давно исчезли в желудках мышей и росомах, но шесты уцелели; а они настолько ценны в этой стране карликовых деревьев, что могут валяться на земле без употребления лишь в том случае, когда уже некому ими пользоваться.

Густой мох, выросший внутри сложенных из камней кругов, скрывал и некоторые другие предметы: медный рыболовный крючок, ковш, сделанный из рога мускусного овцебыка, и деревянную катушку для ниток, которыми пользуются «белые». Катушка эта была единственным предметом нашей культуры; возможно, это один из подарков Тиррела тем людям, что радушно встречали его здесь. Все найденные мною предметы, сами по себе немые, обрели, однако, в моем воображении дар речи. Они поведали мне о том, что смерть обрушилась на поселок Энитаха после первого посещения его «белым» человеком, но до того как купеческие товары получили распространение в этих краях. Выгоревшая на солнце катушка и остатки предметов домашнего обихода рассказали, кто явился убийцей этих людей: я знал, что принесенная в северные равнины шаманом Какуми «великая боль» распространилась здесь менее чем через два десятилетия после Тиррела, но еще до встреч эскимосов с «белыми» торговцами на границах страны Барренс.

Покинув стойбище Энитаха, я направился к западу вдоль побережья, минуя ряды миниатюрных инукоков, сооруженных детьми во время игр, – трогательные изделия давно уже безжизненных детских ручонок. Вскоре я набрел на мелкий заливчик, над которым нависала массивная скала, и обнаружил в этом защищенном от ветров месте зеленую болотистую низину, смыкавшуюся с единственной, как я мог понять, песчаной отмелью на побережье Великого Озера. Это был оазис. На травянистой поляне я нашел каменные круглые основания палаток большого стойбища.





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!