Туристский форум Карелия-2010 Туристический портал



Содержание:



ГлавнаяЛюди оленьего края ⇒ Товары для продажи


Товары для продажи

Какуми мало что помнил о последних днях своего путешествия. У него сохранились лишь смутные обрывки воспоминаний – до того дня, когда его нарты вынеслись к заливу огромного озера. Издали, с другой стороны залива, послышался лай многих собак, и Какуми увидел дым костров и очертания строений и палаток.

Он был у цели. Перед ним раскинулся поселок, который являлся тогда самым северным форпостом «белых» людей в той части Заполярья. Странные на вид нарты Какуми уже заметили, и навстречу ему, вниз по склону крутого берега, бежали люди.

Из тех, кто был свидетелем приезда Какуми, до сих пор еще живы один индеец и два «белых». Один из этих двух «белых» – священник, а другой – торговец, давно уже удалившийся от дел.

Но и они, и индеец помнят Какуми. «Белые» с благоговейным трепетом говорят о его путешествии, – ведь он побывал в самом сердце страны индейцев и мог быть убит тотчас, как только его заметили бы.

У священника и у торговца были свои причины со всем вниманием отнестись к незнакомцу, приехавшему сюда из неведомых северных краев. Священник рассматривал Какуми как посредника между ним и людьми, которые еще не слышали божьего слова. Торговец же быстро сообразил, что на пустынных просторах севера живет еще никому не известное племя эскимосских охотников и там обитает масса великолепных, столь нужных ему полярных песцов.

Оба они желали Какуми благополучного возвращения домой и настойчиво просили его уговорить своих соплеменников посещать их поселок или по крайней мере быть связующим звеном между факторией и страной Барренс. Торговцу однажды довелось жить на побережье, и он имел кое-какое представление о языке эскимосов. Теперь он прилагал большие усилия, чтобы изучить диалект, на котором говорил Какуми. Он также всячески задабривал ихалмюта, приглашал его в свой дом, подарил ему немало ценных вещей, и таким образом страстные мечты, столь долго терзавшие Какуми, наконец полностью сбылись.

Торговец разрешил ему сколько угодно времени находиться в лавке и на складе, где было бесконечное множество замечательных вещиц, на которые Какуми глядел горящими от восхищения глазами.

Священник тоже обрабатывал Какуми. Правда, он не знал языка эскимосов, но одарил Какуми маленькими иконками, которые тот принял за могущественные амулеты и прикрепил к своему наплечному шаманскому ремню.

Зима приближалась к концу. Какуми предстоял длинный путь. Священник и торговец с нетерпением ожидали его отъезда на север.

Какуми опять пригласили на склад и дали ему много товаров для продажи. Он смотрел на все эти вещи вожделенным взором, но ему объяснили, что это не его собственность, а товары, за которые он должен выменять меха у своих соплеменников. В то же время ему пообещали, что по возвращении с мехами он получит для себя ровно столько же товаров, сколько сейчас лежит на его нартах.

В книгах фактории записали новое имя «Ках-Куми» и против него: «Нанят как туземный коммерсант для ведения торговли с эскимосами». А в памяти у священника навсегда осталось имя Какуми и связанная с этим мысль: «Это первый обращенный мною в веру христову из многих несчастных языческих детей, живущих на севере».





karelia2010@list.ru
© 2010-2011 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.karelia2010.ru обязательна!